Previous Entry Share Next Entry
DFDJ
new_sociology
Элиты, отягощённые рубежами выстроенной и выстраданной системы склонны переходить к весьма своеобразным формам управления системой для преодоления законов, которые стоят в основе системы и в принципе удерживают её в некотором динамическом равновесии. Проще говоря, когда элиты недовольны результатом достигнутого, они рушат то что создали, для перехода на новый уровень господства.

Причины по которым появляется неудовлетворение системой - снижение статуса и вялотекущая инфляция господства. Происходит это когда система растёт и расширяется. Элита вынуждена постоянно создавать центры компетенции, которые решают проблемы на местах, количество подобных центров растёт по мере расширения системы, обратные связи в такой системе усложняются, между верхними уровнями власти и нижними образуется всё больше посредников. В итоге система становится всё грузнее, власть распыляется и система начинает рушиться. Ещё греки столкнулись с этой проблемой. Но в истории Рима эта проблема обозрима особенно чётко.

Республика пыталась решить проблему разделением компетенций во власти. Так появилось разделение властей известное и соблюдаемое до сих пор. Сакральная, военная, законотворческая и административные власти разделялись и соблюдался качественный баланс, однако, республика в итоге преобразовалась в империю. Римляне прекрасно понимали, что угрозы возникающие перед лицом республики требуют оперативного решения, а разделённая власть неспособна быстро реагировать на вызовы. Институты консульства и диктатуры были предназначен для частичного решения проблемы разделения властей. И они их успешно решили, настолько успешно, что институт императорства соединил кроме административной, военной и законотворческой власти ещё и сакральную. Произошло это потому как рост республики отразился ростом неэффективности совета старейших, которым изначально был сенат. Групп интересов (не только племён), становилось всё больше, представительство снижалось, коллективная воля не находила воплощения и власть лихорадило непрекращающимися политическими кризисами. Тогда воля нашла воплощение в личности.

Разные лики императорской власти Октавиана Августа: главнокомандующий, жрец, законотворец, бог.

История говорит нам о том, что значительная часть этих элит тем самым хоронит себя, так как использование деструктивных схем бьёт по ним сразу после начала переформатирования системы.

Участь масонской аристократии во Франции с упоением громивших Ancien Régime, сановников Российской Империи показавших своему царю чёрную метку, членов Политбюро и генералов КГБ СССР двигавших дело Перестройки всем известна. Про окружение Януковича и говорить не будем, пример хрестоматийный до боли.
Однако, это случаи ломки архитектуры в ядре системы (core structure), есть ещё попытки переформатировать периферийные структуры, они не находятся в непосредственном подчинении элит, но в её периферии. Наиболее яркий пример - самороспуск Британской империи, преобразование империи в Содружество по условиям Вестминстерского статута. Мало кто обращает внимание на то, что уже при королеве Виктории были сделаны шаги в направлении самороспуска империи, в момент, когда на третьей колониальной конференции 1897 года Джозеф Чемберлен (отец поистине славного семейства) предложил создать постоянный имперский совет, в котором у колоний имелись равные совещательные права. Это, замечу, в момент, когда Германия рвалась в Африку и уже грозила Британии в Европе, а до написания Киплингом The White Man’s Burden пройдут ещё неполных два года.

Я не буду пытаться родить новое теоретическое обоснование того, что деструктивные механизмы преобразования системы поглощают создателей, сошлюсь на давнюю, но не потерявшую актуальность работу Кургиняна, где он разъясняет, как работает агент хаоса. Любить или не любить его можно, но он приводит внятный математический аппарат, это куда интереснее, нежели читать интернетные вопли.

Почему я в принципе написал всё вышесказанное? Потому как мы можем лицезреть как у нас на глазах элиты занимаются переформатированием Европы.

Вот что пишет апологет неолиберализма, австриец Кристиан Ортнер в своей недавней статье "Пожалуйста, больше социальных работников для вооруженных террористов!"*
...
Сладострастное стремление политических и медийных элит Европы к “лицемерному самообвинению Европы (словенский философ Славой Жижек), желание найти корни всех зол мира в самих себе и в копилке жалоб всемирной истории (крестовые походы! колониализм!) превратилось в излюбленную позицию указанных элит.
...
Или другой вопрос – почему на протяжении многих месяцев и Берлин, и Вена мирятся иммиграцией сотен тысяч людей, чья личность не установлена, с наплывом, который, по меньшей мере косвенно, способствует расцвету террора в Европе, как продемонстрировало дело о шести “беженцах” – боевиках ISIS в центре беженцев в Зальцбурге.

А также вопрос о том, почему мы должны верить в то, что интеграция прибывших в 2015 году в Европу мигрантов с Ближнего Востока и Северной Африке пройдет более успешно чем тех, кто основал и оформил джихадисткий квартал Моленбек в Брюсселе, квартал, в котором местные жители атакуют полицию за то, что та арестовала террориста, которого они считают своим “героем”.

...

И наконец, последний вопрос – почему обладателям турецких паспортов будет позволено безвизовое (и, в определенной степени, неконтролируемое) передвижение по Европе? По данным недавнего опроса общественного мнения, 20% турок считает, что использование силы во имя религии допустимо.

Честный ответ на все эти вопросы породит ту политику, которую в Европе подавляют. Поэтому, такие вопросы будут замалчивать и держать вне зоны общественного внимания как можно дольше.


Вот он - таран, который откроет дорогу неофашизму нового типа.



полный перевод тут

  • 1
(Deleted comment)
Приветствую, Алекс! Рад общению!

  • 1
?

Log in